Вечерняя Москва 06.07.11 Усадьба Гончаровых помолодела

6 Jul 2011

ВЧЕРА завершилась реставрация усадьбы Афанасия Гончарова – интереснейшего старомосковского ансамбля на Яузской улице, занимающего целый квартал от Яузских Ворот до храма Троицы в Серебряниках. 
     Первыми оценить воссозданный облик архитектурного памятника сотрудники столичного Департамента культурного наследия (ДКН) любезно пригласили журналистов, в числе которых оказались и репортеры «Вечерки». 
     Вместе с продолжительной подготовкой реставрация заняла полтора десятка лет, однако результат превзошел ожидания. В этом, похоже, не сомневается и глава фирмы – балансодержателя здания Виктор Косовец, называющий общий объем сметы: 300 миллионов рублей. 
     Из неуклюжих развалин, занимаемых в советское время скопищем коммуналок и почтовым отделением, собралась единая и удивительно органичная панорама домовладения, типичного для нашего города двухвековой давности. 
     – Прежде всего мы уточнили имя автора усадьбы, – рассказывает замначальника Управления по сохранению объектов культурного наследия ДКН Елена Свирина. – Если раньше считалось, что это дело рук Матвея Казакова, теперь, после скрупулезных научных исследований, специалисты склоняются к мнению «отдать» проект Ивану Еготову. Далее, в ходе реставрации были обнаружены отлично сохранившиеся фрагменты усадебных построек не только конца, но и начала XVIII века, и даже палат XVII века. Руководствуясь принципом научной реставрации, мы решили не домысливать утраченные интерьеры, зато максимально и исторически достоверно воссоздать все, что хотя бы частично уцелело. Думаю, результат показался бы гармоничным и Афанасию Гончарову, и его внучке Наталье… 
     Супруге Пушкина не довелось побывать в дедовом особняке. Этой усадьбе была уготована несчастливая судьба, а переломным моментом послужил пожар 1812 года. 
     Чаепромышленник Филиппов, приобретший главный дом сразу после того, посчитал невыгодным восстанавливать верхние этажи, а внизу разместил сначала свой магазин, а затем чаеразвесочную фабрику. Боковые флигели также не сохранили практически ничего от Гончаровых. 
     За исключением, пожалуй, маленькой угловой комнатки в парадной анфиладе правого флигеля (ныне 5-го строения), где при открытых окнах, любуясь яузскими берегами, наверное, так хорошо было попивать чаек летними вечерами… 
     – Все уцелевшие фрагменты позднейших времен восстановлены на совесть – подлинные своды, парадные двери, печи с латунными задвижками, лепнина, – говорит автор проекта реставрации Елена Степанова. 
     Зато на 1-м этаже главного дома кирпичные своды, на которых без труда можно прочитать стародавние клейма, помнят еще допожарное время. Наблюдать разместившиеся в этих интерьерах офисы знаменитых кутюрье (среди которых, к примеру, Маша Цигаль) как-то странновато. Но, наверное, это дело привычки. А вот в строении 5а удалось раскрыть окна и своды древних палат, и теперь в одном помещении присутствует причудливая пространственно-временная эклектика ампира, барокко и классицизма, приправленная современной деловой обстановкой… 
     – В одном из помещений мы собираемся оборудовать мини-музей истории этого места, – раскрывает планы Виктор Косовец. – Поместим туда и вот эти чугунные ядра, найденные в плетеной корзине при раскопках подвала. Не иначе, с 1812 года остались… 
      
     Справка «ВМ» 
     По первоначальному замыслу создателя усадьбы здание состояло из трех объемов, соединенных переходами в уровне второго этажа, с подвалами и мезонином в центральном объеме. 
     Во время пожара 1812 года строения сильно пострадали: сгорел деревянный второй этаж с мезонином, а также все деревянные переходы. В таком искаженном виде здание существовало до начала реставрационных работ.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *